Петровский Причал

Switch to desktop Register Login

Станица Черкасская
Ресторан как памятник истории и культуры



Вы спросите, разве может такое веселое заведение как ресторан, быть памятником истории и культуры, да еще и регионального значения? Еще как может! Причем символом целого города, узнаваемым по одной вывеске этого заведения. Местом, с которым связаны легенды, о котором снимаются художественные фильмы, пишутся поэмы и романы…


Назовем только одно имя — «Мулен Руж» и перед глазами сразу же возникает Париж, артистический Монмартр и знаменитая на весь мир мельница с крутящимися крыльями, увешанными электролампочками, и над всем этим переливающаяся неоновая надпись «Мулен Руж». (Сейчас этим не удивишь, а в свое время эта реклама была первой во всей Европе). Об этом ресторане сняты художественные фильмы, причем выдающиеся. Это «Мулен Руж» (одна голливудская постановка и одна французская), «Дети Райка», «Канкан», и конечно же, «Тулуз Лотрек». Сам господин Лотрек отсюда не вылезал, как и Пабло Пикассо, Эдуард Моне, Эдгар Дега и многие импрессионисты, написавшие множество картин и этюдов на тему «Мулен Руж». Господин де Мопассан тоже не обходил Мулен Руж. Ведь здесь было так много материала для его фривольных рассказов.

Этот ресторан такая же часть Парижа, как Эйфелева башня и Елисейские поля. Во Франции «Мулен Руж» давно имеет государственный статус памятника общенационального значения. Его запрещено сносить или перестраивать. Вот вам и ресторан.

А возьмите одесский «Гамбринус», увековеченный Куприным в рассказе под тем же названием. О нем снят советский художественный фильм с тем же названием, и еще два, один из которых «Гранатовый браслет», а другой не помню, как называется, кажется «Тихая Одесса»… Без Гамбринуса вообще невозможно представить Одессу-маму. Равно как и без кафе «Фанкони», воспетого Исааком Бабелем, Багрицким и Розенбаумом. Это такой же символ Одессы, как дюк Ришелье, «шаланды полные кефали» и биндюжники, которые «вставали, когда в пивную он входил».

Символом Златой Праги является скромная пивная «У чаши», которую знает весь мир, потому что она связана с именем Бравого Солдата Швейка, а заодно и Ярослава Гашека, его придумавшего. Именно в этой пивной трактирщик Паливец был арестован за оскорбление императорской особы государя Франца-Иосифа, выразившееся в том, что его портрет засидели мухи. В наше время памятник Гашеку установлен напротив исторической пивной, и редко какая туристическая группа не задерживается «У Чаши». В списке пражских знаменитостей кафе идет в одном ряду с Големом, Карловым мостом и Пражским Градом (кремлем).

Довольно заурядный пивной Паб в Дублине, столице Ирландии, тем не менее тоже считается национальной реликвией, потому что вокруг нее развивается действие культового романа Джойса «Улисс». В этот паб неизменно привозят всех туристов, посещающих Ирландию.

А в Венеции есть кафе «Фабиан», обстановка которого вплоть до мелочей не меняется с 1848 года. В кафе побывали почти все знаменитости Европы, начиная от Казановы, Вагнера, Гюго, Чайковского, Флобера, кончая Адольфом Гитлером, Муссолини и принцем Уэльским с принцессой Дианой. «Фабиан» такой же символ Венеции, как и Пияцца Сан-Марко.

В крымском писательском поселке Коктебель известен ресторан «Богема», имеющий статус литературно-исторического памятника Крыма, так как он связан с именем поэта и провидца Максимилиана Волошина и почти всеми именами русского Серебряного века (а их сотни). Этот статус присвоен ресторану администрацией Феодосийского района крымской автономии.

Вспомним старую дореволюционную Москву. Ее символом был ресторан «Яр».

– «Эй, ямщик, гони-ка к Яру! Лошадей брат, не жалей» или «Наш цыганский хор у Яра был когда-то знаменит. Соколовского гитара до сих пор в ушах звенит. Всюду деньги, господа. А без денег жизнь плохая-не годится никуда…» Количество песен и романсов на тему об разухабистом ресторане зашкаливает за сотню. Особенно любил «Яр» Лев Николаевич Толстой, который буквально пропадал у цыган, а потом написал на ресторанно-цыганскую тему свой роман «Живой труп». А Шаляпин сам пел в «Яре», как он говорил, для удовольствия.

Если бы этот ресторан не был разгромлен большевиками, как «гнойник буржуазно-дворянского разложения», то, несомненно, это место стало бы сегодня для Москвы тем же, что «Мулен Руж» для Парижа.
А ведь есть еще «Ресторация» в Пятигорске. О роли этого здания в русской литературе знает каждый образованный человек в России. Ведь в ней сам Лермонтов на водах «лечился», страдая в ссылке и сочиняя роман «Герой нашего времени». Здание «Ресторации» получило пышный статус государственного памятника истории, культуры, литературы и архитектуры еще при Сталине.
Все это свидетельствует о том, что не только музеи, картинные галереи и башни с дворцами могут служить символами столиц и городов. Их роль могут исполнять и ресторан, и кафе, и даже пивной бар. Надо только, чтобы у него была своя история, неразрывно связанная с этим городом, а также неподдельная оригинальность и дух места.

Нечего и говорить, что все названные заведения Парижа, Праги, Венеции, Дублина, Одессы, Коктебеля и Пятигорска, несмотря на свой гастрономический и развлекательный характер, носят государственный статус памятников национальной культуры, причем очень высокого уровня.

И вот что интересно. Оказывается, подобное место есть и в Ростове-на-Дону! То есть место культовое, являющееся символом города. Вы догадываетесь, что речь идет о знаменитом ресторане на левом берегу Дона, о котором говорят: «Кто в Причале не бывал, тот Ростова не видал». Разумеется, это «Петровский Причал».

Но «Петровский Причал» - не один ресторан, а общее название грандиозного комплекса из нескольких мест отдыха. Из них самой оригинальной и бросающейся в глаза является «Станица Черкасская». Кто не видел, тот много потерял!
За крепостным рвом с деревянными воротами и сторожевыми вышками, хоть исторический фильм снимай, выглядывают крыши необыкновенного поселения. Множество разноцветных домиков теснятся за оборонительным рвом. 
Они отличаются нарядностью, соразмерной и скромной красотой, подобно диким полевым цветам в нераспаханной донской степи. Но эти домики – не коттеджи и не дачи, не избы и не гостиничные помещения.

Это настоящие стародонские казачьи курени, подобно тем, которые можно увидеть в фильме «Тихий Дон». Но они новенькие, чистенькие и нарядные, такие яркие, что режут глаз. Тем не менее впечатления бутафории нет, потому что именно такими новенькими и нарядными были они в XIX веке, когда их еще только построили. Они в свое время блистали чистотой. Ведь по свидетельству этнографов, в XIX столетии хозяйки держали свои курени в идеальном порядке, стены домиков мылись и скоблились не только внутри, но и снаружи! Казачки гордились, что в комнатах не было ни одной мухи. Ветхими они стали спустя столетие.
Сегодня мы их только такими и видим. Да и то, если повезет – эти свидетели прошлого исчезают с огромной скоростью. Каждый день в области сносится или перестраивается то один, то другой образец настоящего старинного народного зодчества.
Их место занимают новенькие дачи из искусственных материалов. Комфортные и безликие, как авиационные ангары. Впрочем, есть и не безликие, а довольно красивые и стильные. Но стиль этот все равно совершенно чужд донской земле и всему окружению. Необарокко, псевдоготика, хай-тек, кантри… и все что угодно, только не донской колорит. 

Это происходит и в Раздорской, и в Вешенской. Там уже трудно найти подлинный наличник, камышовую крышу, настоящий, а не бутафорский плетень, деревянное тележное колесо, колодезный журавль…

Если такое происходит в станицах, имеющих государственный статус «архитектурно-исторических заповедников», то что же говорить об обычных сельских поселениях?... Хотя в отдаленной глубинке еще можно наткнуться на довольно крепкие и старинные дома и даже пожить в них. Но как мало их осталось. И как далеко до них добраться!
Ресторанный комплекс «Станица Черкасская» тем и хорош, что мы, не покидая Ростова, можем своими глазами увидеть настоящие донские курени в период их рассвета.  Увидеть жизнь казачьей станицы. Пусть между домами и стоят столики. Пусть на куренях крыши железные, а не камышовые (это уступка требованиям противопожарной безопасности), но все равно ощущение бесподобное. Тем более, что посетителей окружает море подлинных раритетов всевозможного назначения. Эти вещи греют душу. Все они настоящие и живые. Кажется, в этом деревянном ведре недавно выносили воду, а эти рубелем выколачивали и катали льняное белье… Чугунные петушки на майдане стоят со свежезакопченными стволами, а на медных подсвечниках оплывший воск. В куренях свежие наволочки и взбитые подушки, как будто в них кто-то живет, а хозяева только отлучились «на двор». Деревянные прялки, чугунные паровые утюги с трубами для выхода пара, тщательно вышитые вручную салфетки, кованые сундуки всевозможных размеров, фотографии казаков с чубами и оголенными шашками.… Все это представлено в огромном изобилии. Но особенно завораживает легкое резное кружево наличников.

Смотришь на все это с дороги и кажется, что ни дать ни взять настоящий казачий хутор XIX века. Даже пение петухов из-за плетней доносится. Первая мысль,  что перед вами музей народного быта под открытым небом. Этакие «донские Кижи». Но это, однако, не музей, а этнографический и культурно-развлекательный комплекс, основанный в 2007 году. Кстати его посетил и Владимир Владимирович Путин, которому здесь все очень понравилось. Он же и поставил свою подпись под окончательными документами на открытие комплекса.

В общем, перед нами уникальный тип этнографического ресторана-музея или музея-ресторана, в котором трудно определить, где кончается ресторан и начинается музей. Впрочем, ресторан музею не помеха, ведь отменная староказачья кухня, основанная на исторических рецептах, тоже является важной частью донской этнографической культуры. Так что сочетание «музей-ресторан» получилось удачное. Гости Дона, и прежде всего зарубежные, могут наиболее полно познакомиться со всеми лучшими сторонами казачьей жизни. Это путешествие в прошлое не только глазами и слухом, но и запахами, и вкусовыми ощущениями.
Уникальность «Станицы Черкасской» еще и в том, что ВСЕ постройки на ее территории не стилизованы, а точно скопированы с исторических прототипов. Каждый дом и домик в «Станице Черкасской» имел двойника в сельской местности Верхнего , Среднего и Нижнего Дона. Бывало, что самого прототипа уже нет. Его снесли за ветхостью или ради постройки новой дачи из итальянского кирпича, но новенький и нарядный двойник его живет новой жизнью в «Станице Черкасской».

 


Таким образом, не сходя с места, вы можете побывать на крыльце типичного куреня середины XIX века из хутора Ажинова, что близ станицы Багаевской, а преодолев всего несколько метров, оказаться, например, на Среднем Дону в хуторе Крымском, откуда началось при Петре Первом казачье виноделие, заодно попробовав подлинного казачьего вина из донской виноградной лозы.

А мельница! Если вы думаете, что она бутафорская и лишь бы как сработанная, то вы ошибаетесь. Это точная копия ветряка, который стоял на хуторе Чумакове в конце позапрошлого века.

В эти постройки — результат научной разработки кафедры архитектуры и градостроительства Ростовского государственного строительного университета. За этими постройками стоят многие научные этнографические экспедиции по Дону, Донцу, Хопру и Бузулуку по отдаленным станицам и хуторам.

И все это не мертвые музейные стены, все это живет и дышит в перекличке петухов, в звуках донской песни, которые здесь исполняет специальный ансамбль в исторических костюмах «услужающих», в запахах старинной кухни и в дымке угольного самовара.
Не хватает только настоящей деревенской кузницы, которая тоже обязательно появится в этой станице. Она запланирована действующей, и бородатый закопченный кузнец будет на глазах гостей ковать в подарок для них настоящие подковы и четырехгранные старинные гвозди исполинских размеров.

Вот вам и ресторан... Вообще интерес к заведениям, подобным «Станице Черкасской», стремительно растет во всем мире, который глобализируется и стандартизируется, становится все более и более однообразным, и поэтому люди все больше тянутся в прошлое к своим корням. Раньше всех это поняли в западной Европе. Первые подчеркнуто этнографические рестораны-музеи появились там еще в 1970-х годах в Шотландии и Австрии.
Наша ростовская «Станица Черкасская» тоже превратилась в такой центр. Пожалуй, единственный в мире, если учесть, что тема, заявленная им, конкретно казачья и донская! Похожий по замыслу «Атамань» не в счет, ибо он посвящен кубанскому, а не донскому казачеству и находится слишком далеко от нас.

Значение историко-этнографического комплекса «Станица Черкасская» со временем должно резко возрасти!

Уже сейчас место пользуется огромной популярностью среди школьников. Автобусы с экскурсиями прибывают сюда в первой половине дня, когда мало посетителей. В эти часы комплекс работает, как музей, а вечером, как ресторан. «Станица» уже включена в некоторые туристские маршруты. Особенно интересно тем из туристов и гостей, кто приезжает в Ростов на один день. Все они что-то слышали о донских казаках, и большинство видели фильм «Тихий Дон». Но чтобы оценить казачью старину, им надо ехать не ближе, чем в Старочеркасскую. К тому же и там старины меньше из-за засилия современных дачных построек.
А здесь, в черте города, такой чудесный этнографический центр, в котором к тому же еще накормят и напоят.

На иностранцев это действует сногсшибательно. Достаточно вспомнить ростовскую эпопею всемирно известного Пьера Ришара. Этому «блондину в желтом ботинке» показали «Станицу Черкасскую» во всей красе и даже официально приняли его в казаки. На Ришара это произвело огромное впечатление. Он всю пресс-конференцию в Ростове проговорил об этом. Сколько местные журналисты своими вопросами не переводили тему, он снова и снова возвращался к казачеству, к станице, к самогону и с горящими глазами повторял, как здорово, что ему подарили волчью папаху и настоящую «казачью шпагу», как он выразился. Слово «шашка» ему никак не давалось.
Итак, иностранцы в восторге. Причем не только от красоты места, но и от его доступности. Любой гость города, как и любой ростовчанин, может в любое время сюда попасть. А сколько часов надо мчаться на скоростном автомобиле до Вешенской или Раздорской? Не сравнить! А ведь на носу ЧМ по футболу, который будет проходить в Ростове! Гостей иностранных будет, наверное, столько, сколько город не видел со дня своего основания. Что им можно показать в Ростове?

И скольким из них захочется познакомиться с донской экзотикой? Ведь среди иностранцев мало кто не слышал о донских казаках. Даже в Аргентине и Парагвае знают о них. Тут бы и показать гостям старую казачью жизнь с лучшей стороны, пригласив их в нарядную «Станицу Черкасскую». Трудно не согласиться с тем, что именно казачья история, казачья эстетика и казачья этнография — это самое интересное, что есть на Нижнем Дону. Поэтому будет справедливым, если власть обратит большее внимание на комплекс «Станица Черкасская» и присвоит этому заведению статус этнографического регионального центра народной культуры донских казаков, каковым он фактически и является. Осталось только признать его.

 


.................................................................................................................................................

© 2012-2014 "Петровский Причал"

Top Desktop version